Куликовская битва в истории и культуре нашей Родины

Оглавление

Борьба народов Южной Сибири против иноземных завоевателей в XIII в.

Л. Р. Кызласов

Народы Южной Сибири в XIII в. первыми приняли на себя удар древнемонгольских завоевателей и внесли свой вклад в общую борьбу против иноземного нашествия. Эти события связаны с начальным этапом становления улуса Джучи-хана (сына Чингисхана), того самого улуса, из которого впоследствии выросло государство Золотая Орда. Этому предшествовали до сих пор остающиеся малоизвестными события X-XII вв., всколыхнувшие народы Центральной Азии и Восточной Европы.

До X в. монголоязычные племена обитали восточнее и северо-восточнее современной территории Монголии по южным берегам Амура, от устья Аргуни до устья Сунгари, и по северной полосе современной Маньчжурии. Собственно монголы (мэнъу, мэнва) расселялись к югу от среднего течения Амура1.

К западу от них на всей территории Центральной Азии (Восточный Туркестан, Джунгария, Монголия, Внутренняя Монголия) жили тюркоязычные этнические группы: тюрки-тугю, тюргеши, карлуки, огузы, древние хакасы, азы, чики, дубо, чигили, "имаки-кипчаки, курыкане, уйгуры, тюрки-шато и др. Последние тюркоязычные правители западной части Центральной Азии были из числа древних хакасов, а восточной и южной - уйгуров.

Значительная часть восточных тюркоязычных народов (уйгуры* куны, каи, тюрки-шато, белые татары, онгуты, си, потомки тюрков-тугю, огузов и др.) обитала также не только в районе Великой стены, но и в Ордосе и на равнинах Маньчжурии. Они жили там уже в период государства Бохай (VII-X вв.) и позднее - во времена киданьского и чжурчжэньского господства в северо-восточном Китае2.

В начале X в. на территории современного северо-восточного Китая возникло государство монголоязычных племен окиданей, известное в истории под именем династии Ляо (916-1125 гг.). Первый император киданей Абаоцзи в 924 г., расширяя границы своего государства, вторгся с большим войском в Центральную Азию и, как сообщают источники, "вступил в область уйгуров" и "на западе захватил древние земли туцзюэ" (тюрок. - Л. К..). Он достиг долины р. Орхон,. прошел через развалины бывшей уйгурокой столицы Орду-Балыка" захватил города Хатун-Балык и "кыргызский" Футучэн3. Затем его войска двинулись дальше в Восточный Туркестан.

Первое вторжение монголоязычных киданей в центральноазиатские степи, которое началось походом 924 г., превратилось в настоящую катастрофу: оно привело к кардинальным изменениям этнической карты Центральной Азии. Киданьский напор X-XI вв. вызвал бегство многих тюркоязычных племенных объединений и этнических групп от границ Китая на запад и предопределил выдвижение других монголоязычных племен из бассейна Амура и Маньчжурии на освободившиеся степные просторы.

В 1010 г. киданьские войска разгромили уйгуров Ганьчжоу (ныне Ганьсу), а в 1014 г. они вторглись в северо-западное Семиречье, где были разбиты войсками правителя Бухары. Однако в 1017 г. Отряды киданей появились в окрестностях г. Баласагуна, и тогда против них oс большой армией выступил караханидский правитель Туган-хан. "Со стороны Сина (Китая. - Л. К.), - сообщает историк Ал-Утби, - пошли войска в поход против Туган-хана и для захвата стран ислама, стран тюрок и остального Мавераннахра. Количество их было больше ста тысяч шатров, и мусульмане не видели подобных им ни в одной земле". Туган-хан три месяца преследовал киданьские войска и, наконец, нанес им полное поражение. Благодаря этой победе продвижение киданей на запад в Среднюю Азию было задержано4.

По-иному развивалась в тот же период времени миграция тюрко-язычных племен в северной полосе степной зоны. Вот как описывает Марвази (XII в.) их бегство из Северного Китая и Центральной Азии: "Среди них (тюрков) есть группа людей, которые называются кун, они прибыли из земли Китай, боясь китайского (т. е. киданьского. - Л. К.) хана. Они христиане несторианского толка. Свои округа они покинули из-за тесноты пастбищ... Их (кунов) преследовал народ, который называется каи. Они многочисленнее и сильнее их. Они прогнали их с "тех пастбищ. [Тогда] куны переселились на землю шаров (очевидно, сары-кыпчаков. - Л. К.), а шары переселились на землю туркменов. Туркмены переселились на восточные земли огузов, а огузы переселились на земли печенегов, поблизости от Армянского (Черного. - Л. К.) моря"5. Эту "цепную" миграцию комментаторы, по-видимому, справедливо относят к 30-м годам XI столетия.

Во второй четверти XI в. куны и каи оказываются на р. Оби по соседству с древними хакасами и кимаками, а затем часть их продвинулась в Среднюю Азию, где вошла в состав сельджуков и туркмен. Куны впоследствии слились с куманами-половцами, появившимися в Европе между 1030 и 1049 гг. В 1068 г. куны вторглись в Венгрию. А племя кайи позднее бежало в Малую Азию, где поселилось вблизи Анкары.

Очевидно, эта миграция тюркоязычных этнических групп, начавшаяся далеко на востоке у Великой стены под натиском монголо-язычных киданей, на западе в 1030-1050-е тоды выразилась в имевших далеко идущие последствия для народов Европы передвижениях тюркоязычных народов по северному и южному берегам Черного моря: 1) кыпчаков-половцев - по северо-причерноморским степям вплоть до Венгрии; 2) сельджуков - через Иран, Ирак и Закавказье в Малую Азию.

Таким образом, западные походы киданей и исход под их напором многочисленных тюркоязычных групп с востока на запад расчистили пути для расселения монголоязычных племен и народностей сначала на просторы центральноазиатских степей, а затем и далее на запад.

Что касается собственно монголов, то в VI-IX вв. они жили оседло, в лесах, занимаясь преимущественно охотой и рыболовством, разведением свиней и лошадей. В конце X - начале XI в. начался процесс постепенного передвижения монгольских племен на запад, сопровождавшийся вытеснением и ассимиляцией живших там тюрко-язычных групп. В сравнительно короткий срок (около двухсот лет) монголы заимствовали от тюркоязычных скотоводов все породы степного скота, навыки и опыт кочевников, а также передвижные жилища и другие формы материальной культуры степняков, сохранив, однако, многое из своего прежнего лесного оседлого быта6.

Описанная выше миграция тюркоязычных народов в Южной Сибири разрушила объединение кимаков и увлекла за собой на запад их основное ядро. Однако древние хакасы (кыргызы) не испытали особых потрясений, и их государство, территория которого была расположена к северу от основного пути тюркоязычных мигрантов, продолжало развиваться. Федерация древнехакасских феодальных княжеств, ослабленная феодальными усобицами, в то время занимала территории Хакасоко-Минусинской котловины, нынешней Тувы, Горного Алтая и котловину Больших озер современной северо-западной Монголии. Угроза возникла с приходом новых монголоязычяых кочевников-найманов.

Двигавшиеся на запад найманы вытеснили в XI-XII вв. из района хребта Эктаг-Алтай (Монгольский Алтай) и с верховьев Иртыша остатки тюркоязычных кимаков-кипчаков, которые частью отступили на запад в Кипчакскую степь, а частью ушли на восток в Центральную Азию. В котловине Больших озер, между Монгольским Алтаем, Хангаем и Танну-Олой, найманы столкнулись с древними хакасами. Здесь находилось самое южное древиехакасское княжество. О нем, очевидно, говорит восходящее к XI в. сообщение монгольского эпоса о жившем на р. Орхоне хане мангутов Начине: "соседним государством Начина является государство кергисов"7.

Это княжество сохранилось до середины XII в., хотя и было ослаблено войной с армией монголоязычных киданей, прорывавшихся в ИЗО г. во главе с гурханам Елюем Даши в Среднюю Азию. Кидани потерпели поражение от древних хакасов. Но то, что не удалось киданям, вскоре довершили найманы. При Эниат-каане в середине XII в. "они разбили племя киргизов" и захватили всю котловину Больших озер. Граница владений найманов и древних хакасов прошла после этого по хребту Танну-Ола8. Так, первым погибло южное княжество древних хакасов.

В то же время по восточным окраинам Тувинской котловины (в так называемом Восьмиречье близ истоков Каа-Хема), по водоразделу сибирских и центральноазиатских рек расселились монголоязычные ойраты, вытеснившие оттуда "в пределы страны киргизов", т. е. в восточную Туву, часть обитавших в Восьмиречье туматов - потомков древних тюркоязычных дубо.

Таким образом, с середины XII в. почти на всей территории современной Монголии господствовали уже монголоязычные племена, установилась граница размежевания тюрков и монголов, сохранившаяся до настоящего времени.

* * *

Стихи из "Тайной истории монголов" 1240 г. (§ 254) образно и точно воспроизводят всю остроту политической ситуации, в которой находились разноэтничные группы и народности Центральной Азии в XII в.: "Звездное небо поворачивалось - была всенародная распря. В постель свою не ложились - все друг друга грабили. Вся поверхность земли содрогалась - всесветная брань шла. Не прилечь под свое одеяло - до того шла общая вражда".

Борьба за (вытеснение из центральноазиатских степей их прежних тюркоязычных обитателей переплеталась с кровопролитными междоусобицами монголоязычных этнических групп в ходе объединения их в единое государство. В борьбе за создание общемонгольского государства Тэмучин (будущий Чингисхан) в конце XII в. вел войну и с найманами. В 1199 г. он разгромил возле озера Кызыл-Баш (ныне озеро Улунгур-Нур) на Черном Иртыше найманского Буюрук-хана, который после этого "ушел в область Кэм-Кэмджиут, принадлежавшую к местностям, входившим в область киргизов"9, т. е. в Туву.

В 1204-1205 гг. Тэмучин завершил покорение монголоязычных племен и, разгромив найманов, завоевал северо-западную Монголию и Джунгарию. В 1206 г. Тэмучин на всеобщем курилтае был провозглашен Чингисханом. Грозная опасность нависла над многими странами Азии и Европы.

Первыми с этой опасностью встретились соседние тюркоязычные племена Южной Сибири и прежде всего этнические группы, входившие в IX-IXIII вв. в государство древних хакасов. Как отмечалось выше, уже в XI-XII вв., задолго до Чингисхана, им приходилось сражаться с монголоязычными найманами, ойратами и киданями, которые, продвигаясь на запад, постепенно занимали земли местных тюркоязычных и других племен.

Ко времени провозглашения Чингис-хана на курилтае 1206 г. федерация древнехакасских княжеств переживала процесс феодальной раздробленности и была ослаблена. Под двойным ударом киданей и найманов в середине XII в. погибло южнохакасское княжество котловины Больших озер. Обособилось княжество, находившееся на Алтае.

Как указывает, основываясь на монгольских данных, Рашид-ад-дин, в конце XII - начале XIII в. от древнехакасской федерации сохранилось лишь два объединенных княжества: "Киргиз" (коренные земли хакасов, т. е. собственно Хакасско-Минусинская котловина) и "Кэм-Кэмджиут" (Тува, как ее называли монголы по рекам Хем - Енисей и Хемчик). Текст гласит: "Киргиз и Кэм-кэмджиут - две области смежные друг с другом; обе они составляют одно владение... В этих областях много городов и селений и кочевники многочисленны. Титул каждого их государя, хотя бы он имел другое имя, - инал, а родовое имя тех из этой области, кто пользуется уважением и известностью, - иди"10.

В 1207 г., как сообщает "Тайная история монголов" 1240 г., огромная армия под командованием Джучи (1184-1226), старшего сына Чингиса, покорила все "лесные народы", жившие в Южной Сибири от Байкала и Косогола до западносибирских степей. При этом было захвачено Саяно-Алтайское нагорье и федерация княжеств древнехакасского государства. В источнике сказано: "В год зайца (1207 г.) Чжочи был послан с войском Правой руки к лесным народам. Проводником отбыл Буха... Подчинив ойратов, бурятов, бархунов, урсутов, хабханасов, ханхасов и тубасов, Чжочи подступил к тумен-киргизам. Тогда к Чжочи явились киргизские нойоны Еди-Инал, Алдиер и Олебек-дигин. Они выразили покорность и били государю челом белыми кречетами-шинхот, белыми же меринами и белыми же соболями. Чжочи принял под власть монгольскую все лесные народы, начиная оттуда по направлению к нам, а именно народы: шибир, кесдиии, байт, тухас, тенлек, тоелес, тас и бачжиги. Взял он с собою киргизских нойонов - темников и тысячников, а также нойонов лесных народов и, представив Чингисхану, велел бить государю челом своими белыми кречетами, да белыми ж меринами, да белыми ж соболями"11.

Сообщений о крупных военных действиях на Саяно-Алтае в это время нет. Поэтому следует заключить, что кыргызские правители древяехакасского государства, хорошо знавшие новую политическую обстановку в Центральной Азии, в 1207 г. только номинально признали верховную власть нового монгольского кагана и откупились обычными по тому времени подарками. Или, как пишут по традиции поздние среднеазиатские авторы, военачальники кыргызов Енисея "выразили свою покорность Чингис-хану"12. После этого Чингисхан передал в подданство Джучи все покоренные "лесные народы", обложив их данью.

Однако в конце осени 1207 г., после похода на тангутское государство Си Ся, Чингисхану понадобилось по какой-то причине получить подтверждение о подчинении ему неспокойных саяно-алтайских областей, во главе которых продолжали оставаться кыргызские государи. К ним были направлены монгольские послы Алтан и Бура. "Оба эти (кыргызские. - Л. К.) эмира оказали полный почет упомянутым послам и, послав вместе с ними своих двух послов, имя одного (из которых) Илик-Тимур, а другого Аткирак, отправили обратно с белым соколом и подчинились Чингис-хану"13.

Так как Джучи столкнулся в 1207 г. с "тумен-киргизами", т. е. с десятитысячными киргизами, и имело дело с "киргизскими нойонами - темниками и тысячниками", то нет сомнения, что задолго до того в древнехакасоких княжествах население и войско были разделены по древней десятичной системе на территориальные воинские единицы - десятки, сотни, тысячи и туманы (десятки тысяч). Очевидно, что старая система управления и организации войск, укоренившаяся в древнехакасском государстве, не была затронута монгольскими феодалами в 1207 г. Для начала они, очевидно, ограничивались только сбором дани.

Гнет и поборы особенно усилились после того, как Чингисхан начал свои бесконечные завоевательные войны, напав в 1211 г. на государство чжурчжэней, находившееся в северной Маньчжурии и Приморье. С этих пор древнемонгольские правители стремились из завоеванных народов выжать все, что могло способствовать их победоносным грабительским походам в богатые цивилизованные страны. Такая политика вызывала сопротивление свободолюбивых народностей Саяно-Алтайского нагорья, обладавших высоким экономическим потенциалом. На протяжении всего XIII в. здесь вспыхивали восстания, шла борьба и лилась кровь.

В восточной Туве жили тюркоязычные туматы (потомки древних дубо), во главе которых стоял их вождь Тайтула-Сокар. В 1207 г. Тайтула-Сокар вместе с "киргизскими нойонами" подчинился Джучи. Но в 1217 г. туматы, которые "жили в пределах страны киргизов и были чрезвычайно воинственным племенем и войском", восстали. Чингисхан послал большую армию во главе с опытным полководцем Борагул-нойоном. Завязались "большие сражения", во время которых Бор агул-нойон был убит "мятежными" туматами14.

Монгольским войскам было непривычно действовать в таежных гористых местах, где жили туматы. Назначенный взамен Борагула нойон Дорбо Докшин (Дурбай-нойон), "вооружив ратников топорами, тесаками, пилами и долотами и всяким потребным инструментом... приказал прорубить просеку по следу буйволов, пилить и рубить деревья. И вот, поднявшись на гору, он внезапным ударом обрушился на пировавших беспечно туматов и полонил их"15. Сто семейств туматов было отдано в рабство семье убитого Борагула. По комментарию Рашид-ад-дина, "так как туматы были злокозненным и недоброжелательным племенем, то [монголы] множество из них перебили"16.

Восстание туматов и расправа с ними вызвали возмущение населения древ нехакасского государства, руководимого князьями из аристократического рода кыргызов, возглавлявшими княжества в Горном Алтае, Туве и Хакасско-Минусинской котловине. В следующем 1218 г., когда монгольские сборщики дани потребовали для своих феодалов туматских девушек, оскорбленные туматы восстали вторично. Их поддержали другие (местные этнические группы: "В год барса (1218 г.), когда восстало одно (из) племен тумат, сидевшее в Баргуджин-Токуме и Байлуке, для его покорения [монголы], из-за того, что оно было поблизости от киргизов, потребовали от киргизов войско; те не дали и восстали", - пишет Рашид-ад-дин. Началась настоящая война. Во главе восставших племен встал полководец из рода кыргыз по имени Курлун.

Чингисхан для подавления восстания народностей Саяно-Алтайского нагорья вновь послал большую армию во главе с "верховным владетелем лесных племен" Джучи-ханом. Передовой разведывательный отряд, как и в 1207 г., вновь возглавил верный Буха-нойон. Фактически впервые в 1218 г. произошло кровавое завоевание Южной Сибири. Разведывательный отряд Буха-нойона встретил передовые караулы кыргызов в пограничной части Северной Монголии и отбросил их в Туву. Как пишет Рашид-ад-дин, Буха "обратил в бегство киргизов и вернулся назад от восьмой реки". Сам Буха вернулся из Восьмиречья, которое находилось в истоках Каа-Хема, чтобы доложить обстановку.

Джучи с основной армией выступил зимой. "Он прошел по льду через Селенгу и другие реки, которые замерзли", а когда вошел в Туву, то "лед уже сковал реку Кэм-кемджиут (Улуг-Хем. - Л. К.).

Он прошел по льду и, покорив и подчинив киргизов, вернулся назад"17.

Очевидно, армия Джучи по льду Енисея прошла тогда в Хакасско-Минусинскую котловину и покорила там древних хакасов. В другом источнике сказано, что Джучи прошел "реку Кянь (Енисей. - Л. К.) и вниз по ней. Покорил кэргисы, ханьхасы, теляньу, кэшидими, хоин и ирган роды". Армия Джучи, преодолев зимой по льду многочисленные речные преграды, неся потери, огнем и мечом истребила основные силы восставших. Рашид-ад-дин указывает, что в этом походе Джучи покорил "лесные племена" урасут, теленгут и куштеми, которые "обитают по лесам" в пределах "страны киргизов и кэм-хэмджиутов", а также тех из них, страна которых "была расположена по ту сторону киргизов [на расстоянии] около одного месяца пути (очевидно, в Западной Сибири. - Л. К.)... Во время этого похода и возвращения он также захватил и те племена"18.

Из сказанного видно, что в восстании участвовали почти все этнические группы Южной Сибири. Восстание в древнехакасском государстве и расправа с ним вызвали широкий отзвук в Центральной Азии. В том же 1218 г. взбунтовались некоторые монголоязычные племена и прежде всего наиманы, а также меркиты. Чингисхан, задумавший поход на Среднюю Азию, должен был выслать войска против найманов "и других племен, которые бунтовали по всем углам его владений". Карательная армия Джучи, ослабленная в предшествующих боях, прямо с Енисея, без передышки выступила на помощь войскам Субэдая для разгрома мятежных меркитов, бежавших в Кипчакскую степь19.

Саяно-Алтайскому нагорью [монголы отводили роль производственной и сырьевой базы для снабжения своих войск оружием, мясом и хлебом. В Центральной Азии, как известно, нет залежей железа и цветных металлов. В источниках XIII-XIV вв. постоянно указывается, что "(татарам) не откуда было получать железо", "что татары хотят покупать... железо" и что "земля (их) не родит железа". Монголы, а до них и тангуты охотно покупали железо и медь в Китае. Через Хэдун и Шэньси вывозились пудами железные монеты, из которых ковали "оружие в большом количестве"20. Поэтому первоначальным завоеванием 1207-1211 гг. Саяно-Алтая, Забайкалья и Приморья, богатых рудными ископаемыми, где местное население издавна занималось металлургией и обработкой металлов, монгольские феодалы стремились создать тыловые базы для снабжения своих армий хлебом, оружием и снаряжением. В Южной Сибири создавались ремесленно-хлебопашеские поселения, строились города, возникали фактории купцов-мусульман. Туда принудительно переселяли захваченных в плен опытных ремесленников и землепашцев, работавших под надзором монгольских военных поселенцев21.

Южная Сибирь находилась в улусе Джучи до его смерти, последовавшей в 1226 г. Джучи, как старшему сыну, "в качестве улуса и юрта были назначены земли, наиболее отдаленные на запад от собственной Монголии"22. Столица его помещалась на Цртыше. Он не успел продвинуться далеко на запад, потому что ему пришлось потратить много сил и времени на укрепление своих тылов в Южной Сибири, населенной "мятежными" народностями. Только сын его Бату вторгся в Европу и расширил улус Джучи до размеров того государства, которое русские летописцы назвали Золотой Ордой.

Длительное и упорное сопротивление населения древнехакасского государства натиску завоевателей было одним из первых этапов борьбы народов нашей страны против монголо-татарского нашествия. Упорная, кровопролитная борьба, которую вело древнехакасское государство против войск Джучи, задержала на несколько десятилетий вторжение монголов на территорию Восточной Европы.

Но борьба народов Южной Сибири против иноземных завоевателей на этом не закончилась. В период вступления на престол великого каана Мункэ (1251-1259) по всей Монголии прошла смута, и в этих условиях возникли новые волнения среди населения бассейна Енисея. Для предотвращения назревавшего восстания Мункэ пришлось послать старого многоопытного Буха-нойона "с двумя туманами войска к границам киргизов и кем-кемджиюта"23.

В 60-е годы XIII в. Саяно-Алтайокое нагорье стало владением монгольской династии Юань (1260-1368), которую основал внук Чингисхана великий каан Хубилай. В 1270 г. Хубилай (1260-1294), очевидно, понимая важное значение бассейна Енисея в качестве базы для снабжения коренного улуса великого каана хлебом и оружием, назначил туда опытного администратора "для умиротворения отдаленного края". В 1273 г. "северные князья подняли мятеж" и войска повстанцев изгнали монгольских военных поселенцев. Воспользовавшись междоусобной борьбой монгольских ханов, народы Саяно-Алтайского нагорья восстановили свою государственность, что дало толчок для развития их экономики.

В 1293 г. карательная армия, состоявшая из тюркоязычных вассалов, под командованием Тутухи, по приказу императора Хубилая, с беспощадной свирепостью осуществила новое завоевание Саяно-Алтайского нагорья. Захватив Туву, войска Тутухи затем, как и в предшествующий поход Джучи, "по льду шли несколько дней и только тогда дошли до границ их владений. [Армия Тутухи] полностью овладела всем народом пяти их племен и [монголы] разместили [в их владениях] войска, чтобы охранять их (т. е. оккупировали их земли. - Л. К.). Тутуха доложил о заслугах и был повышен в чине..."24. Так, 1293 год стал годом окончательной гибели древнехакасского государства. Это произошло 86 лет спустя после первого похода армий Джучи в Южную Сибирь.

Захватив страну и уничтожив верхушку древнехакасских феодалов, юаньские власти стремились превратить Южную Сибирь в свою производственную базу. С этой целью они расправлялись с наиболее активными противниками из местного населения и насаждали свои военные поселения. В 1293 и 1295 гг. власти произвели массовые переселения части населения Южной Сибири в Маньчжурию. Безжалостный военный разгром и физическое уничтожение больших масс населения были произведены полчищами древнемонгольских феодалов в государствах Сибири от Саяно-Алтайского нагорья на западе до Приамурья и Приморья на востоке.

К. Маркс и Ф. Энгельс справедливо указывали, что на ранних этапах общественного развития "достаточно бывало одной опустошительной войны, чтобы обезлюдить страну и уничтожить ее цивилизацию на сотни лет"25. Именно это случилось с Южной Сибирью, где самобытная цивилизация была погублена древнемонгольскими феодальными завоевателями.

Огромный регресс, вызванный завоеванием XIII в., объясняет почему в Сибири позднее, в XVI-XVII вв., обитало сравнительно малочисленное население, переживавшее глубокий экономический ж. культурный упадок.





Тут http://www.gidrosila.ru/gidromanipulyatory/loglift/ продают гидроманипуляторы Логлифт.